Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

trees

ключ севера

древесный гриб, глиняный оттиск.
делаю эти вещи как пробираюсь сквозь лес; оборачиваюсь - пространство идёт волной.
камень прислонился к ладони, согрет, жёлтые сполохи внутри. жёлтый отсвет вечернего солнца в глазах друга.
почти неотличимое от дыхания стихотворение.
пронизанный сетью линий - лишайники, нервы, мицелий, сосуды, морщины мимики, складки коры, папиллярные прикосновения, рябь на воде.
ящерица пьёт, слизывая капли с кустов мха.
пронизанная ходом иглы в каждой бисеринке, эта вещь не изображает, она является -
ключ севера, тепло рук, тишина воды
ручьи, стекающие из леса к озеру после дождя, день за днём меняющие берег
не рядом, а среди друг друга

лабрадорит, лишайник, древесный гриб, керамика Майи Шишкиной, медь Анны Черных, японский и чешский бисер.




Collapse )
trees

prigioni

Я читала в книжке о том, как Роберт Мэпплторп долгими часами разглядывал "Рабов" Микеланджело, а потом шла фотографировать нутро пещеры - эти глинистые натёки, на ощупь отливающиеся в темноте. Я никогда раньше не видела "Рабов", но когда вернулась в город и посмотрела их на снимках, была поражена невольной рифмой - неоконченные мастером Атлас и пробуждающийся раб, обнажённая натура Мэпплторпа и медленно растущее нутро пещеры сочетались в образ странно закрепощённой телесности.
Рука, с единственно верной точностью вынимающая образ из толщи камня, но почему-то остановившая это рождение; застывшие на фотографиях в мрамор тела; дикий камень, медленно создающий пространство форм с опорой на одного себя


Collapse )
trees

(no subject)

"Среди шалопайских розыгрышей, что мы затеяли после той первой ночи, о которой я вам рассказал, мы втащили огромное перекати-поле по трапу в 3 часа ночи в Канун Рождества и пропихнули в носовой кубрик машинного отделения (где все они храпели), и там и оставили. - Когда поутру они проснулись, то подумали, что они где-то не там, в джунглях или где-то, и все уснули опять. - Поэтому когда Дед орёт, "Кто нахрен втащил это дерево на борт!" (оно было десять футов на десять футов, здоровенный шар сухих веточек), вдали и вглуби судового железного сердца слышно, как Дени воет, "Хуу хуу хуу! Кто нахрен втащил это дерево на борт! Ох этот Дед такой потеш-н-и-и-и-к!"
Джек Керуак, "Одинокий странник"